«Театр безопасности» в числах

Театр безопасности — это практика государственного инвестирования в меры, направленные на создание ощущения безопасности, при этом мало или ничего не делая для ее реального достижения.

Всего 7,22% смертей были связаны с внешними причинами.

Внешние причины смертности в России на момент 2009 года (с 2009 года Росстат перестал вести открытую статистику):

  • 50% — несчастные случаи (4% от общей смертности)
  • 10% — убийства, другие виды насилия (≈ 1%)
  • 10% — самоубийства (≈ 1%)
  • 10% — ДТП (≈ 1%)
  • 10% — прочее (≈ 1%)

Правоохранительные органы, что логично, борются или, по крайней мере, должны бороться с убийствами и ДТП, так как только эти два пункта являются их непосредственной компетентностью. Это именно та безопасность, которую они должны обеспечивать.

По данным Минфина за 2011 год (более свежих данных они тоже не публикуют) расходы консолидированного бюджета на сферу здравоохранения составляют 2,9 трлн рублей, а на национальную безопасность и правоохранительную деятельность — 2,1 трлн рублей.

То есть внимание:

  • 74% смертей по болезням — 2,9 трлн рублей
  • 2,5% смертей из-за убийств и ДТП — 2,1 трлн рублей

Первая мысль, которая приходит любому, который видит подобное сравнение — нужно разогнать всю полицию к чертям и построить больше больниц! Однако не стоит разгонять полицию по нескольким причинам:

1Как правило, преступность пресекает жизнь человека гораздо быстрее болезни

2 Преступность имеет разные негативные последствия, которые могут и не приводить к смертности;

3 Преступность имеет долгосрочный вредный эффект для общества (например, потеря доверия к национальной экономике страны).

4 Степень жалости к жертвам условного теракта значительно выше, чем к пожилому человеку, умершему, например, от панкреатита.

Наша правоохранительная система очень дорогая на одну душу населения и безумно дорогая в расчёте на нагрузку.

1,7 тыс рублей в месяц на человека уходит на здравоохранения, 977 тыс рублей — на одно преступление

Средний имущественный ущерб одного преступления — 260,6 тыс рублей (не стоит забывать, что большинство преступлений — это именно кража телефона или продуктов в магазине под камерами). Почти В 4 РАЗА МЕНЬШЕ самих расходов на предотвращения преступления! Это позволяет нам сделать вывод, что вся система безопасности не только обходится нам крайне дорого, а еще несет в большей мере сугубо театральный характер. Действительно, какой-то части населения важнее ощущение безопасности вместо реальной безопасности. Однако я полагаю, что большинство людей при виде кучи детекторов, вооруженных охранников все-таки испытывают дискомфорт, дополнительную нервозность и элементарно бесятся из-за кражи собственного времени.

За 2001–2016 год в России по оценке правоохранительных органов в террористических актах погибало менее 100 человек в год, что соответствует всего 0,5% умерших насильственной смертью. Безусловно, терроризм пугает, и с ним нужно бороться. Но стоит ли это таких затрат?

Рамки в петербургском метро обошлись в 50 млн рублей. Дополнительная работа проверяющих — 150 млн рублей. Швецов А.В., аспирант Дальневосточного государственного университета путей сообщения, в 2015 году, написав статью «транспортная безопасность метрополитена, пришел к выводу, что система работает, мягко говоря, недостаточно эффективно. На данный момент не существует таких технологий, которые смогли бы автоматически сканировать весь поток людей и моментально устанавливать, кто из пассажиров представляет опасность, а проверять каждого пассажира через металлоискатели или другой вид досмотра априори невозможно по причинам здравого смысла. 7 июня 2016 года издание «Лайф» сообщило, что «служба безопасности подземки провалила подавляющее число проверок на бдительность, позволив условным “террористам” пронести на станцию сумку с муляжом взрывчатки». В московский метрополитен было пронесено 50 муляжей взрывчатых веществ, из которых остановили только 4, а это лишь 8%.

Делаем вывод, что усиленный режим безопасности — театральный ответ на то или иное смертоносное событие.

В основе массовой (речь идет именно про массовость) российской правоохранительной практики лежат:

1. Тотальное подозрение и «работа по площадям», не выявляя конкретного преступника (поведение, основанное на факте, что все люди являются потенциальными преступниками). Один смертник взорвал себя в метро — вперед, проверяем всех.

2. Борьба не с самими преступлениями, а со способами их совершения. Террористы общаются через Telegram — вперед, блокируем Telegram. Преступник совершил убийство ножом — вперед, запрещаем все ножи, а лучше вообще металл.

Россия на 2012 год находится на 3-ем месте в мире по количеству смертей от внешних причин — 10,2% (данные: Росстат 2013; WHO DMDB 2014).

В отдельные годы XXI века коэффициент смертности людей от внешних причин в России превышал коэффициент в Европе в 7–8 раз для мужчин, а для женщин в 4–5 раз. В 1970-ые такое превышение было больше только в 3 раза.

Абсолютное число смертей в год в России снижается — да, коэффициент смертности по внешним причинам тоже. Однако разрыв по этому показателю между Россией и развитыми странами лишь увеличивается.

1 Опора на анализ масштаба и реальности угрозы

2 Реализация в сложившихся обстоятельствах

3 Решения не должны доставлять дискомфорт обычным гражданам

4 Решения должны быть направлены против преступлений, а не против способов их совершения.

А то будет как на известной картинке: сравнение реальной смертности, числа запросов в поисковых системах и числа упоминаний в СМИ:

Автор: Эрцеговац Мария

Источники:

--

--

Телеграмм канал: https://t.me/urban_blog

Love podcasts or audiobooks? Learn on the go with our new app.

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store