Основные тренды 2018

в российской урбанистике их влияние на 2019 год

Я попробовал не просто написать 10 самых лучших и самых худших проектов, но и посмотреть, что глобально меняется в подходах к городам в Москве и России.

Усиление строительного лобби

Строить много и без оглядки, не важно как и где — так мы получили одну из главных тенденций этого года. И нет шансов, почему это не продолжится в следующем.

Начав с ренновации, где вроде бы хорошую идею обновления старой застройки превратили в строительство муравейников не в полях за МКАД, а во вполне благополучных районах, строитель продолжили безумными дорожными проектами, новыми очагами точечной застройки и вредными для транспорта проектами ТПУ.

В 2018 мы получили проект Северо-Восточной хорды в Выхино, когда одну из самых быстрых и нормальных пересадок превратили в ад для пассажиров с узкими проходами и отнесенными остановками. Про ущербность и ненужность говорят все — от экологов до самих водителей. В 2019 году нас ждет больше десятка подобных «улучшений» с огромными развязками в тихих и сложившихся районах. Обзор строек мы уже делали.

Даже строительство метро и железнодорожной инфраструктуры — всегда воспринимаемое на ура — не уменьшает негатива: плохие трассировки, неумение и нежелание делать хорошие пересадки, временные решения из-за сиюминутных проблем на десятилетия ограничивающие доступ к инфраструктуре (например, строительство выходов с новых станций где удобнее или вообще отказ от них).

То, на чем потерял свои политические очки Лужков, теперь с тем же упорством повторяет и Собянин. Количество митингов и очагов сопротивления за прошедший год выросло на порядок, и продолжит увеличиваться в 2019 году.

Проблема больше московская, за счет концентрации финансовых потоков и слабости муниципальной власти, но в отдельных примерах видна по всей стране.

Деградация в проектировании и строительстве метро и транспортных объектов

Масштабы строительства растут, и в погоне за количеством, мы сильно теряем в качестве. А поскольку целью проектов все больше становится объем сметы и сложность строительства, чем решения практических задач, то это дополнительно стимулирует использование непродуманных и даже вредных проектных решений. Огромная эстакада на месте небольшого туннеля, гигантский надземный переход для жителей к метро вместо простого обустроенного углубления под дорогой.

Вместо удачных и изящных решений получаем ограничения и неудобства для миллионов человек. Удлинение и усложнение пересадок, бутылочные горлышки, неустойчивые с точки зрения стоимости эксплуатации объекты.

Примеров десятки, из последних станция метро Беломорская, где не просто упростили и так топорный проект станции доведя его до уровня ниже хрущевских «сороконожек», но и умудрились реализовать

Огромной проблемой является то, что при такой стоимости и масштабе каждого объекта его переустройство или снос будут отложены на несколько десятилетий. Удобную пересадку в несколько минут и пешеходные связи жители теперь смогут получить не ранее 2040 годов, и то при удачном состоянии экономики. Все тренды на компактность и удобство, которые сейчас активно внедряют в городах за пределами России не просто игнорируются, а задерживаются еще на несколько десятилетий.

Усилившиеся расслоение Европы и Москвы, Москвы и России

То, что Москва не Россия и наоборот выучил уже каждый житель и одного и второго региона. Пока столица закупает 300 трамваев, Тверь и другие города сворачивают даже троллейбусное движение. На деньги потраченные в Москве на иллюминацию можно было кормить несколько десятков небольших городов в течение года и так далее. Переезд из Москвы за МКАД и обратно стал по ощущениям сопоставим с миграцией в другую страну.

И проблемой становится уже не то, что Москва вытягивает из регионов ресурсы, кадры или что-то еще. Вытягивать больше нечего: за исключением пары миллионников экономически и социально вокруг города пустыня. Вместо вопроса конкуренции с другими регионами вопрос перешел в другую плоскость — что делать с территорией и населением вокруг и как от нее защищаться. Вместо привлечения успешных людей приезжающих в Москву, мы можем получить поток необразованных и малообеспеченных новых жителей, готовых с одной стороны браться за любую работу, а с другой ради выживания способных идти на любые поступки.

Отправка почти новых автобусов и трамваев в регионы выглядит жалкой попыткой сгладить расслоение, но по факту это передача стекляшек аборигенам — обслуживание техники, ее ремонт и нормальная работа остаются на откуп местным развалившимся предприятиям.

Другой стороной медали стала невозможность участвовать и в конкуренции международной. Где соперничество городов, а не стран стало основным трендом. Ощущая себя формально в одном звене с Парижем, Лондоном, Нью-Йорком и так далее, Москва может предложить сервис уровня Адис-Абебы или Каира. Ни по уровню транспортной инфраструктуры, ни по возможностям образования, ведения бизнеса, государственным сервисам город не тянет на лидерство, находясь чуть выше развитых городов Африки. Сравнение покажется вам передергиванием, но скоростной автобус строят в Казахстане, нормальные велодорожки на Украине, скоростной трамвай в Эфиопии, сортируют мусор в Индии, борются со световым загрязнением в Финляндии, а оформляют ДТП роботы на Эмиратах.

Вопросы безопасности, экологичности, здоровья и отсутствия стресса не только не решаются, но даже не ставятся. Реагенты и убранная листва, уровень СО и мелких дисперсных частиц в воздухе волнует 300 человек на 20 млн мегаполис, а вместо сортировки мусора Москва покупает сотни гектар для его вывоза в Архангельской и других областях.

Санкции и законы о закупках не дают догонять мир в техническом плане, города в России продолжают использовать кустарные технологии послевоенного времени, где сварка и кувалда могут исправить любую проблемы. Желания бороться и обходить запреты нет — нет мотивации и необходимости.

За счет поголовного подавления частной инициативы откат произошел даже в нейтральных для города сферах таких как культурная программа, театры или уровень музейного дела.

Отставание, которое можно было нагнать лет за 20, снова стало непреодолимым и будет усугублятся.

Урбанизм как ругательство

Политическая система, недостаток профессионалов в транспортной и социальной сферах, слабые позиции местных сообществ, отсутствие независимых экспертов и общественных организаций так же в значительно степени играет свою роль в изменение облика российских городов.

И если в Москве это выражается в невозможности проводить системные реформу и работу, то в регионах к полному отсутствию обсуждения любых необходимых изменений в городе.

Урбанизм как профессия и наука об учете интересов всех участников городской жизни потерпело в России окончательное фиаско превратившись в ругательство и ярлык.

Фокус на общественных пространствах

Интересным следствием всей сложившейся ситуации стала мутация урбанизма в благоустройство. Которым сейчас пытаются решить социальные проблемы городов. Не имея возможности обеспечить нормальный транспорт и комфортную городскую среду на большей части города, правительства сосредоточились на парках и общественных пространствах. Москва, за ней Казань и весь Татарстан, а теперь и Тула, с радостью вкладываются в великолепные набережные и скверы, продавая горожанам и туристам новые виды на город. Но как из ковровым благоустройством в Москве, как и с гигантскими площадями Советского союза эти пространства несут тоталитарную и авторитарную функцию вместо социальной. Общественные пространства стали новым инструментам пропаганды и чутью общественного договора.

Подвох в том, что за большинством таких проектов нет не только социального объединения: парк территория государства и мэрии, а не сообщества местных жителей, но и экономической модели: содержание парка ложиться на плечи нищих муницапалитетов, повышения налогооблагаемой базы, а следовательно и прибыли местного бюджета нет, а вот расходы выросли, более того не просчитана не только окупаемость, но даже стоимость обслуживания территорий в дальнейшем.

В итоге парки превращаются в вариант первомайской демонстрации, когда мэрия и архитектор демонстрируют широту своей заботы о народе, а замученные катастрофическим состоянием даже собственного подъезда граждане счастливо идут выполнять диктуемые им ритуалы и форматы отдыха.

Что в итоге

К сожалению, картина скорее печальная: недостаток финансирования, сильная деградация институтов проектирования и экспертизы только усилятся в следующем году. Из-за отсутствия возможности конкурировать и сравнивать “как может быть” упадут или исчезнут необходимые критерии качества проектов. На все это наложится социальная напряженность в виде роста уличной преступности и снижения чувства безопасности. С наступающим.

Image for post

Written by

Телеграмм канал: https://t.me/urban_blog

Get the Medium app

A button that says 'Download on the App Store', and if clicked it will lead you to the iOS App store
A button that says 'Get it on, Google Play', and if clicked it will lead you to the Google Play store